Роман Соха: "Мы предупреждали руководство, что возможен такой исход"

Радостный Роман Соха:  / Фото: infrom.zp.ua

Народный депутат эксклюзивно рассказал о причинах выхода из «Слуги народа», коммуникации с президентом и советах Разумкова. Депутат-мажоритарщик Роман Соха подал заявление на выход из фракции «Слуга народа» по собственному желанию. Журналист «Сегодня» эксклюзивно пообщался с парламентарием, чтобы выяснить причины такого поступка и узнать о дальнейший карьерных планах политика.

Последняя капля терпения

— С трибуны Верховной Рады Вы сказали, что последней каплей перед выходом из фракции стали назначения Владимиром Зеленским Шурмы, Татарова и Демченко, за которые Вам стыдно. Это единственная причина?

— Это все очень плавно и постепенно накапливалось и мы не получали обратной связи. Почему мы? Потому что вместе с запорожской командой, с которой мы прошли весь путь от Зе!Команды до парламентских выборов, мы видели, что происходит в Запорожье и многие вопросы для нас были принципиальными. Это те «красные линии», с которыми мы не могли смириться.

У нас были диалоги с фракцией по поводу «смотрящих». Они были в Запорожье в 2013-м году при Януковиче и, что не удивительно, они есть при нас. Мы неоднократно заявляли, что с этим надо как-то бороться, но нас никто не слышал.

А финальная точка — это когда бывший глава партии «Слуга народа» отправляет депутата «Слуги народа» решать какие-то вопросы не к главе обладминистрации, не к другим депутатам из Запорожья, а к человеку, к которому выгодно отправить, скажем так. Это был своего рода Рубикон, который мы не могли перейти.

Потом узнали, что по коридорам Офиса президента ходит господин Шурма (с 23 ноября 2021 — заместитель руководителя Офиса Президента Украины — Ред.), что вызвало у нас возмущение. Это человек, который полностью мешал нам все, как мы их называли, три тура выборов. Первые два президентских и третий — парламентские.

Этот человек представлял Оппозиционный блок, он явно не проевропейский. Именно они применяли технологии с двойниками, когда город засыпал, а все зеленые бигборды начинали заклеиваться. Но когда мы срывали изображения этих двойников, под ними находилось лицо Шурмы и его команды. Когда мы узнали, что этот человек станет третьим по влиянию в государстве, были просто обескуражены.

Смоделируем ситуацию: 2019-й год, Владимир Зеленский обещает, что будут новые люди, новые незапятнанные лица, профессионалы. Мы в это поверили. Но если взять, что сегодня происходит и перенести на 2019-й год: стадион, дебаты, Владимир Зеленский и рядом с ним Татаров, Демченко, Шурма. Как Вы думаете, если город за них не проголосовал, а проголосовал за меня, люди хотели видеть их рядом с этой властью? Я думаю, нет.

— Как Вы считаете, сам Зеленский решал, назначать их или нет, или это была чья-то подсказка?

— Я не знаю, но я вижу фактаж. До последнего надеялся, что этого не произойдет.

Слушать никто не хотел

— Как вообще происходит коммуникация с президентом?

— Никак. Я последний раз общался с президентом летом. Это был, по-моему, или конец июня, или начало июля 2020-го года.

О том, что мы недовольны теми событиями, что происходят, знали все: Арахамия, Корниенко, заместители главы фракции, то есть те, в чьи группы мы входим. Эту мысль, эту позицию мы доносили до каждого, но нас никто не слушал.

— То есть, главы этих групп тоже не передавали информацию президенту?

— Я думаю, передавали. Вопрос в том, что, наверное, считали, что это неважно. Что наше мнение неважно.

— У Вас возникали конфликты с руководством фракции и коллегами внутри «Слуги народа»?

— Видение у нас всегда было свое на те или иные вопросы. Но я честно скажу, что на 100% поддерживал все инициативы президента. Это было до 5-го числа, когда стал вопрос об отстранении на два дня Разумкова от ведения заседаний парламента. И 7-го числа, когда мы уже должны были голосовать за его отставку. Вот здесь я уже не голосовал за это все. Потому что понимал, что Дмитрий Разумков очень созвучен с той позицией, которую доносим мы. Мы были очень близки по тем замечаниям к власти, как и Дмитрий Александрович. Поэтому мы видели, что нельзя совершать публичную казнь за то, что человек имеет собственную точку зрения и отстаивает собственную позицию.

Коллеги жали руку

— Решение выйти из фракции Вы принимали самостоятельно или с кем-то советовались?

— Я все решения, которые касаются меня, принимаю лично. На меня в принятии решений повлиять никто не может. Единственное, я могу попросить чей-то совет, в частности, у Разумкова по какой-то процедуре по регламенту, так как он был главой Верховной Рады и более профессионален в этом.

— Были люди, которые Вас поддержали?

— Очень много людей из «Слуги народа» подходили, жали руку, говорили, что молодец, что смелый поступок. То есть, я вижу, что очень многие видят те вещи, которые сегодня происходят. Да, может, они скованны какими-то там обстоятельствами.

Возможно, люди, которые прошли в парламент по спискам, не могут выразить свою позицию более откровенно.

Но отклик на поддержку моих действий, тем более, что у меня сухой фактаж, есть. И «слуги», которые в этом всем уже два года, у которых в регионах похожие ситуации, прекрасно понимают, о чем я говорю.

— Вы состоите в межфракционном депутатском объединение «Разумная политика». Есть ли люди, которые по Вашему примеру отдадут значок «Слуги народа»?

— Вот эти вещи мы в МФО не обсуждаем. Я думаю, это немного неправильно стимулировать такие поступки. Если человек к нему готов самостоятельно, он созрел, он сделает это. Я не вижу смысла нагнетать ситуацию.

Кто уйдет следующий?

— Разумков уже намекнул, что из фракции может выйти больше депутатов.

— Я думаю, что с Дмитрием Александровичем общаются все, в том числе и представители МФО. Кто-то общается более тесно, кто-то меньше. Он больше информации получает, поэтому может так говорить. Я могу не знать, что думает мой коллега, но я не исключаю, что Разумков позицию того или иного депутата-члена МФО может знать.

— Вы предупреждали руководство «Слуги народа» о том, что будете подавать это заявление? Они не пытались отговорить Вас, оставить в своем составе?

— У нас уже были пиковые ситуации, мы предупреждали руководство, что возможен такой исход. Но конструктивного диалога после этого мы не имели. И действий со стороны фракции, Офиса президента, чтобы к нам прислушались, мы не видели.

— Вы постоянно говорите «мы» имея в виду коллег из Запорожской области. Можете назвать их фамилии?

— Есть у меня тесный контакт с Михаилом Крячко (народный депутат от «Слуги народа», входит в состав МФО «Разумная политика» — Ред.). У нас очень схожие позиции по многим вопросам. В контексте «мы» совместно обсуждаем какие-то вопросы с ним внутри МФО, эту позицию по Шурме, мы об этом говорили.

— Но по Вашему примеру он покинуть фракцию не может, ведь он избирался по списку.

— Это практически невозможно, потому что это потеря мандата.

Все выводы сделаны

— Вы станете внефракционным нардепом и продолжите состоять в «Разумной политике». Есть ли предпосылки, что депутаты-мажоритарщики также будут выходить из «Слуги народа» и МФО превратится в депутатскую группу?

— Я знаю четко позицию Дмитрия Александровича, я знаю его желание создавать политическую партию, я знаю его желание создавать депутатскую группу. Поэтому тут уже все логично: если я сегодня уже являюсь членом МФО «Разумная политика», то если это будет трансформироваться во что-то более мощное, я, конечно, буду принимать в этом участие. Но этот вопрос лучше задайте Разумкову. У него есть план действий и он выстраивает эти ходы. Но для себя я сделал выводы, с кем буду в дальнейшем.

https://vlada.segodnya.ua