Одна из главных просьб, с которой руководство Украины не перестает обращаться к странам НАТО, – это просьба «закрыть небо» над Украиной при помощи систем ПВО и авиации НАТО. Как утверждает президент Владимир Зеленский и украинское военное командование, это бы уравняло шансы Украины против российской авиации.

Однако страны НАТО отказываются «закрывать небо», считая такой шаг прямым участием Альянса в войне с Россией. И единственное, о чем пока удалось договориться Киеву, – это о передаче Украине нескольких систем ПВО (не самых передовых), а также, возможно, несколько старых самолетов МИГ, которые стояли на вооружении в Словакии, Польше и Болгарии (окончательно это еще не согласовано).

Корреспондент Настоящего Времени Юлия Жукова поговорила с украинским летчиком истребителя МИГ-29 с позывным «Джус» (в целях безопасности не называем его имя и локацию). Он объясняет, что на данный момент Россия действительно имеет над Украиной преимущество в воздухе – и за счет более передовых самолетов, а также за счет более современных радиолокационных станций и систем дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-50.

Мы также попросили прокомментировать возможности российской авиации представителя Военно-воздушных сил Украины Юрия Игната: он также подчеркивает, что «технологично и по количеству современной воздушной и противовоздушной техники Россия существенно превосходит Украину: приблизительно 1:6 или даже 1:10».

****

«Нам очень тяжело сейчас в небе воевать, несмотря на наши успехи против ударных средств противника, таких как бомбардировщики, штурмовики, вертолеты и другие. К сожалению, в случае их прикрытия российскими истребителями наша эффективность значительно уменьшается – из-за технологического преимущества их самолетов мы имеем довольно низкие шансы в воздушном бою, – говорит пилот с позывным «Джус». – В первую очередь из-за их техники: новых современных радиолокационных станций и ракет. Также грандиозное преимущество у них из-за наличия системы дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-50 – думаю, в принципе, это довольно известный факт».

 

«Из-за этого они имеют в воздухе полную ситуативную осведомленность. Они знают, где мы летаем, сразу же, когда мы взлетаем с аэродрома, – подчеркивает пилот. – Поэтому, к сожалению, нам очень тяжело вести оборону в воздухе».

«Иногда бывают, скажем, имитированные удары. Мы каждый раз в этом случае поднимаемся, включаем радары, засвечиваем свои позиции – потому что мы вынуждены это делать. Но мы не знаем, на самом деле ударят они или нет, – объясняет он тактику российских военных. – Поэтому мы в режиме 24/7 работаем, чтобы предотвращать эти атаки. Иногда они этим пользуются, просто чтобы нас истощать».

«Еще одна проблема зенитно-ракетных войск – это истощение боекомплекта, – подчеркивает военный летчик. – Именно поэтому мы сейчас стараемся просить даже старые советские системы ПВО у стран Восточной Европы, вообще у европейских стран: иногда не всегда есть потребность даже в самих комплексах, сколько в боекомплекте. Россияне каждый день выводят из строя наши подразделения, иногда наши склады. Поэтому у нас есть потребность в этом всем. Нам нужно заменять уничтоженные подразделения, нам надо заменять уничтоженный боекомплект. И каждый день эта потребность увеличивается и увеличивается».

Представитель Военно-воздушных сил Украины Юрий Игнат в интервью Настоящему Времени подчеркнул, что без помощи Запада украинские войска просто не смогут вести бой в небе на равных с Россией. По его словам, украинские летчики готовы «закрыть небо» самостоятельно, но для этого им нужны самолеты. Руководство Украины в первую очередь просит партнеров о поставках истребителей советского образца – чтобы летчикам не надо было переучиваться.

Представитель ВВС Украины Юрий Игнат: "На несколько десятков километров от границы противник контролирует воздушное пространство"

«Противник очень сильно насытил зону, которую контролирует: это Херсонщина, мариупольское направление, восток страны, север Харьковской области, север Киева. Житомирская область, Чернобыльская атомная электростанция. Там противник, кроме того, что он контролирует отдельные территории на суше, насытил эти регионы средствами противовоздушной обороны, причем современными средствами, такими как зенитно-ракетные комплексы «Панцирь», С-400, «Триумф» и другие. Это, конечно же, усложняет нашим воздушным силам работу: наши самолеты уже не могут работать в той зоне, – признает Юрий Игнат. – Они, конечно же, работают иногда, когда есть сильная необходимость. Но есть очень большой риск, что самолеты будут сбиты».

«Поэтому противник действительно контролирует воздушное пространство Украины начиная от границы на несколько десятков километров, – подчеркивает Юрий Игнат. – Но говорить, о том что, как заявляют некоторые российские генералы из пресс-службы, достигнуто доминирование в воздухе Украины, – это полный бред. Воздушные силы Украины продолжают выполнять свои задания. Как бы там тяжело ни было, мы каждый день имеем некие достижения. Но, к сожалению, тоже несем потери. Именно поэтому мы и обращаемся к мировому сообществу, к Соединенным Штатам Америки и другим странам: нам нужна помощь, чтобы «закрыть небо» над нашими мирными городами, над атомными электростанциями».

«Мы можем сделать это самостоятельно. Но нам нужно оружие, современное оружие, так как противник технологично и по количеству современной техники существенно превосходит Украину, приблизительно 1:6 или даже 1:10 в количественном и качественном преобладании, – говорит Игнат. – Мы нуждаемся в зенитно-ракетных комплексах советского производства. Но очень важно иметь также и что-то более современное – потому что, как я сказал, противник имеет лучшие радары, чем у нас, он дальше нас видит. Он также имеет лучше ракеты, которые летят вдвое дальше с активными боеголовками».

«Поэтому мы просили и просим все-таки Украине дать, продать, на любых условиях (есть лизинг, есть другие механизмы) современные истребители. Даже не самые современные, а такие, как F15, F16, возможно и F18, которые дали бы нам возможность биться в небе с Россией на одном уровне, – подчеркивает Юрий Игнат. – А что касается пилотов, то мы, безусловно, сделаем все, чтобы в короткие сроки подготовить наших летчиков. Они сегодня и так делают чудеса в небе, сражаясь на самолетах 80-х годов выпуска с россиянами, которые на самолетах 2015 года выпуска. Наши летчики, я думаю, быстро освоят все эти вещи. Главное, чтобы было принято политическое решение о передаче этой техники, которая кардинально изменит расклад сил на сегодняшний день».