церковь РПЦ

После начала войны России против Украины от Русской православной церкви многие наблюдатели и прихожане ожидали хотя бы сдержанного, но антивоенного высказывания: как христианская религиозная организация, она могла осудить агрессивную войну как аморальное явление.

Более того, антивоенной позиции требуют придерживаться церковные документы: согласно Социальной концепции РПЦ, церковь не может сотрудничать с государством, развязавшим агрессивную войну (п. ІІІ.8), и обязана стать на сторону жертвы «явной агрессии» (пункты ІІ.4, XVI.1). Как минимум, говорится в концепции, церковь обязана проанализировать конфликт на предмет справедливости ведения боевых действий – либо определить его как агрессивный (п. VIII.3).

Но РПЦ не просто не осудила военные действия, но и благословляет участников вторжения: в частности, сотрудников Вооруженных сил РФ и представителей Росгвардии. Эти действия церкви стали для многих ее представителей настолько неприемлемыми, что они собираются ее покинуть.

Первым приходом, который официально объявил о выходе из Московского патриархата, стала община в Амстердаме. Вторым – Крестовоздвиженский приход в итальянской Удине, возглавляющий его священник Владимир Мельничук объявил о переходе в Константинопольский патриархат.

Какие еще церкви отдалились от Москвы во время войны и могут выйти из состава РПЦ, выяснял корреспондент Настоящего Времени.

Утрата Украины

Не поддержав паству в Украине с самого начала войны, патриарх московский Кирилл стал ее стремительно терять. Митрополит киевский Онуфрий публично просил главу РПЦ заступиться перед российским президентом Путиным за страдающих от обстрелов и бомбардировок мирных городов прихожан.

Но патриарх Кирилл не только не призвал прекратить военные действия, но даже не выразил соболезнований страдающим от них православным: он публично сочувствовал, например, жертвам авиакатастрофы в Китае и погибшим от взрыва на Кубе, но не убитым и пострадавшим в Харькове, Буче и Мариуполе.

Патриархия опубликовала соболезнования Кирилла в связи со смертью российского военного священника Олега Артемова. На гибель невоенных украинских священников УПЦ Московского патриархата – Галактиона (Вуйченко), монашествующих Аристокла (Хвощины) и Варвары (Кисель) из Святогорской лавры – патриарх не отреагировал.

Сказанное и несказанное Кириллом в первые недели войны открыло глаза многим священникам Московского патриархата в Украине. Еще в феврале начались массовые отказы от поминовения патриарха Кирилла, а 400 священников собрали подписи под обращением к древним патриархам провести над Кириллом церковный суд.

Множество общин стали уходить из УПЦ (МП) в независимую Православную церковь Украины (ПЦУ). За три с половиной месяца с 24 февраля перешло уже 424 общины. Это самый высокий темп переходов за современную историю церквей: для сравнения, после получения ПЦУ автокефалии (то есть независимости) и получения Томоса в 2019 году за полгода перешло чуть больше 500 общин.

В конце концов предстоятель УПЦ (МП) митрополит Онуфрий решил провести Поместный собор и разорвать отношения с Москвой. В первые дни после Собора было неясно, насколько искренни его желания и не скрывается ли за этим решением попытка обойти закон Украины о переименовании религиозных организаций, центры которых находятся в стране-агрессоре. Но после недавнего решения РПЦ аннексировать епархии УПЦ (МП) в Крыму становится все более очевидно, что отдаление, а, возможно, и раскол между Онуфрием и Кириллом неминуемы.

Потеря Украины для РПЦ будет весьма ощутима, поскольку это около 12 тысяч общин – 34% от общего числа. Всего в Московском патриархате 35 тысяч общин, из них в России – только около 17 тысяч. Из оставшихся 6 тысяч общин половина располагается в Беларуси и Молдове – примерно по 1500. Еще около 3 тысяч общин разбросаны по всему миру.

Литовская автономия

Помимо Украины Московский патриархат рискует потерять и Литву. Сейчас там действует Виленская и Литовская епархия РПЦ во главе с митрополитом Иннокентием. Название «Виленская» отсылает к дореволюционному названию Виленской губернии и подчеркивает прошлую принадлежность Литвы к Российской империи.

В начале марта 2022 года три священника епархии – Гинтарас Сунгайло, Виталиус Даупарас и Виталиус Моцкус – выступили против войны в Украине. Они непублично попросили у митрополита литовского Иннокентия разрешения прекратить поминание патриарха Кирилла за богослужением – и неформально его получили.

Позже и сам Иннокентий отмежевался от агрессивных действий российской стороны в Украине. «Позиция Православной церкви в Литве неизменна – мы решительно осуждаем войну России против Украины и молим Бога о ее скорейшем прекращении. Как вы, наверное, уже успели заметить, у нас c патриархом Кириллом разные политические взгляды и восприятие текущих событий. Его политические высказывания по поводу войны в Украине – это его личное мнение. Мы в Литве с этим не согласны», – заявил иерарх 18 марта. Кроме того, добавил митрополит, «мы будем и дальше стремиться к еще большей церковной независимости».

Митрополит Виленский и Литовский Иннокентий
Митрополит Виленский и Литовский Иннокентий

Как отмечает теолог, координатор группы «Христианское видение» Наталля Василевич, это заявление приняли на епархиальном собрании. Причем принятие шло достаточно тяжело: большинство духовенства было против таких резких слов. При этом именно те три священника, что выступили в начале марта против войны в Украине, поддержали главу Литовской епархии – а через месяц он же отстранил их от должности.

Более того, как утверждает Василевич, этим священникам впоследствии устроили «настоящую травлю» в епархии: о них молились как о заблудших и чуть ли не публично взывали к «прибавлению ума». Теолог считает, что таким образом Иннокентий хотел обеспечить себе спокойную старость, изгнав нелояльных. Однако в этом году ему, скорее всего, придется оставить свой пост: Иннокентию исполняется 75 лет, и по уставу РПЦ он обязан подавать прошение о том, чтобы отправиться на покой.

На место митрополита прочат его помощника – викарного епископа Тракайского Амвросия. Эксперт отмечает, что шансы Амвросия стать главой Литовской епархии велики, даже если в стране проголосуют за законопроект, согласно которому главой церкви в Литве может быть только гражданин страны (он внесен в парламент в 2019 году, но пока не принят). При этом и Василевич, и религиозный обозреватель издания DW Константин фон Эггерт считают Амвросия пророссийским.

После отстранения и публичной «порки» священники Гинтарас Сунгайло, Виталиус Даупарас и Виталиус Моцкус решили уйти из РПЦ и перешли в Константинопольский патриархат. Помимо них покинуть Московский патриархат могут еще до десяти священнослужителей. СМИ называют имена Георгия Ананьева, Владимира Селявко, Виктора Миниотаса и Георгия Цибуревкина. Всего, по словам Василевич, в епархии в Литве около 60 клириков – то есть в случае ухода десяти из них РПЦ покинут 16% местного духовенства.

Премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните во второй половине мая написала письмо константинопольскому патриарху Варфоломею с просьбой содействовать православным клирикам Литвы, которые хотят покинуть РПЦ. По сути, это означает создание альтернативной церковной структуры – переходить этим священникам некуда. Канонически такое возможно, поскольку акт отмены Грамоты 1686 года о передаче Москве права на рукоположение киевских митрополитов касается и Литвы (этот акт патриарх Варфоломей отменил в 2018 году, после чего стала возможна выдача Томоса ПЦУ). Дело в том, что в XVII веке резиденция митрополитов киевских часто находилась в Вильнюсе – как в политическом центре Великого княжества Литовского.

В конце мая 2022 года патриарх Кирилл заслушал рапорт митрополита Иннокентия о предоставлении более широкого автономного статуса православным в Литве. Синод РПЦ даже создал комиссию по наработке проекта такого автономного статуса, правда, не включил в ее состав ни одного представителя Литовской церкви. По мнению Наталли Василевич, обсуждаемое углубление автономии церкви в Литве – это не что иное, как попытка удержать власти от идеи создания в стране альтернативной структуры – церкви Константинопольского патриархата.

Что же касается финансовых последствий возможной автономии, то здесь эксперт не видит дополнительных сложностей ни для одной из сторон: ни литовские общины не платят денег Москве, ни Москва не содержит свои филиалы в Литве. В целом Вильнюсская епархия финансово самостоятельная. По закону о реституции, принятому после распада Советского Союза, православной церкви передали недвижимость в историческом центре Вильнюса, которую епархия теперь сдает в коммерческую аренду и так зарабатывает. Это подтверждает и другой опрошенный Настоящим Временем эксперт – Сергей Чапнин, бывший главред журнала Московской патриархии, который после начала войны в Украине покинул Россию и переехал в США.

РПЦЗ: как русская церковь за рубежом движется в сторону Украины

Еще один потенциально сложный «актив» Москвы – Русская православная церковь за границей (РПЦЗ). Приходы, относящиеся к этой институции, есть на территории Европы, Северной и Южной Америки, Австралии. РПЦЗ создали представители белоэмигрантского движения, покинувшие Россию после большевистского переворота.

РПЦЗ разорвала отношения с Москвой после декларации оставшегося в Союзе патриарха Сергия (Страгородского) 1927 года, в которой «все радости и успехи советского государства» считались также и церковными, равно как «все неудачи». В силу своего происхождения РПЦЗ была достаточно консервативной, многие клирики и прихожане придерживались монархических и имперских взглядов. Пребывая почти в полной межцерковной изоляции и в то же время не желая ассимилироваться в инокультурной среде, многие приходы РПЦЗ постепенно скатывались в конспирологию и фундаментализм.

После падения СССР РПЦЗ попыталась открыть свои общины на территории России и поначалу набирала новых прихожан даже быстрее, чем РПЦ, пока ею не занялась ФСБ – преемница Комитета госбезопасности. В середине нулевых Владимир Путин лично заинтересовался этой церковью и при помощи архимандрита Тихона (Шевкунова), которого называют духовником российского президента, реализовал проект по объединению двух церквей. Акт о каноническом общении в Храме Христа Спасителя подписали 17 мая 2007 года.

Путин назвал это событие окончательным завершением гражданской войны 1917 года. Однако около половины членов РПЦЗ не приняло объединения с «красной церковью». Позже церковь раздробилась на 17 юрисдикционных направлений, а российская пропаганда объявила несогласных раскольниками (к таким несогласным можно отнести, например, РПЦЗ (А) во главе с Агафангелом Пашковским, живущим в Одессе, а также множество различных ИПЦ – «истинно православных церквей»).

Патриаршая служба во время празднования возобновления канонического общения РПЦ и РПЦЗ 4 ноября 2007 года. Слева – митрополит Берлинский Марк. Фото: Patriarchia.ru
Патриаршая служба во время празднования возобновления канонического общения РПЦ и РПЦЗ 4 ноября 2007 года. Слева – митрополит Берлинский Марк. Фото: Patriarchia.ru

16 марта 2022 года умер глава РПЦЗ митрополит Иларион (Капрал). Его вероятным преемником эксперты называют митрополита Берлинского Марка (Арндта) – первого зама покойного Илариона. Митрополиту Марку 81 год, он один из авторитетнейших архиереев РПЦЗ. В свое время он был активным сторонником объединения с Москвой. Однако это не помешало ему занять отличную от патриарха Кирилла позицию относительно войны в Украине.

В недавнем интервью немецким СМИ Марк сказал, что не поддерживает позицию Московского патриарха и отвергает инсинуации о нацистах в Украине. «Некоторые говорят, что война идет уже 8 лет и что украинское правительство сделало ошибку, запретив обучение на русском языке. Может быть, это так. Но это не может служить оправданием войны. Ни в коем случае», – отметил иерарх.

Он также отметил, что поддерживает членство Киева в ЕС, даже если это вызывает возмущение Кремля. На вопрос, должны ли российские войска покинуть Украину, Марк ответил: «А это вопрос? Конечно же, да!»

Это уже не первый выпад Марка против позиции Московской патриархии. Религиовед и журналист Александр Солдатов уточняет, что еще в ноябре 2021 года митрополит Марк впервые официально и публично выступил с критикой руководства РПЦ: в первую очередь за экуменизм (движение к объединению церквей и уход от соперничества за звание «истинной» церкви), а во-вторых, за сергианство – то есть безусловную лояльность государственной власти.

Кроме того, Марк – очень близкий друг киевского митрополита Онуфрия, возглавляющего УПЦ. Они стали дружить и общаться задолго до официального объединения в рамках одной церкви. Онуфрий бывал в гостях в Берлине, а Марк наведывался в Черновцы. У них много общего на фоне консервативного, фундаменталистского мировоззрения: они во многом отвергают современный мир и считают прогресс греховным, что очень сильно отличает их от патриарха Кирилла, который не отвергает современный мир в принципе, но критикует его за однополярность и продвигает идею права России на самобытность, свои ценности и сферу влияния.

Митрополит Онуфрий, глава Украинской православной церкви Московского патриархата. Июль 2021 года. Фото: EPA-EFE
Митрополит Онуфрий, глава Украинской православной церкви Московского патриархата. Июль 2021 года. Фото: EPA-EFE

Сразу несколько опрошенных экспертов рассказали корреспонденту Настоящего Времени, что в случае избрания Марка главой «зарубежников» не исключают вариант объединения РПЦЗ и УПЦ (МП) для совместного выхода «из-под Москвы». Александр Солдатов, который учился в семинарии в Мюнхене под непосредственным руководством Марка, раскрывает некоторые психологические особенности иерарха:

«Он любит нарушать установленные правила. Идти против мейнстрима. Его сближение с РПЦ МП было в пику митрополиту Виталию. Сейчас тренд изменился. И он опять применяет ту же тактику», – считает эксперт.

Кроме того, замечает Солдатов, РПЦЗ не может не реагировать на события в Украине, поскольку украинцы составляют значительную долю паствы этой церкви: «Как ни парадоксально, но изначально РПЦЗ была довольно антиукраинской по своей идеологии, но вследствие естественного замещения поколений и появления достаточно большого количества украинских трудовых мигрантов национальный состав паствы стал меняться».

Если «операция» по объединению удастся, по мнению Солдатова, в состав структуры митрополита Онуфрия могут перейти до половины приходов РПЦЗ.

Сергей Чапнин соглашается, что теоретически объединение РПЦЗ с УПЦ (МП) возможно. Он подчеркивает, что интервью Марка стало ключевым событием общего разворота РПЦЗ. Чапнин также уточняет, что среди американских клириков и прихожан РПЦЗ все громче звучат призывы разорвать акт 2007 года о каноническом общении с РПЦ.

«Недовольство официальной позицией РПЦЗ, которая не хотела делать антимосковских заявлений, звучало довольно громко. Часть прихожан требовала не поминать патриарха Кирилла за богослужением, и некоторые епископы согласились. Правда, публично об этом не заявляли», – уточняет Сергей Чапнин.

«Накрывают шикарный стол, дарят дорогие облачения»: как РПЦ поддерживает зарубежные филиалы

Опрошенные Настоящим Временем эксперты объясняют, что заграничные структуры РПЦ не платят так называемого церковного налога в Россию. Наоборот, Московская патриархия старается финансово поддерживать заграничные филиалы и отдельных иерархов.

«В путинской России было очень много денег, и коррупция стала важным инструментом политики РПЦ. Ведь это как было. Приглашают в Москву епископа из-за рубежа. Оплачивают перелет, селят в дорогой гостинице, накрывают шикарный стол, дарят дорогие подарки – облачения или кресты и панагии с драгоценными камнями. И в ответ на такие «пожертвования» епископы чувствуют обязанность проявлять лояльность Кремлю и Моспатриархии», – описывает взаимоотношения церквей с Москвой Сергей Чапнин.

Он также рассказал о длящемся финансовом скандале в США, связанном с РПЦ. Русская православная церковь пообещала пожертвовать $1 млн Свято-Владимирской семинарии в штате Нью-Йорк. Митрополит Иларион (Алфеев) в ноябре 2021 года привез в Соединенные Штаты первое пожертвование в размере $250 тысяч. После его получения в семинарии учредили специальную профессорскую позицию для исследований в области библеистики имени патриарха Кирилла.

По информации газеты The New York Times, деньги на это пожертвование выделил Фонд поддержки христианской культуры и наследия, учрежденный госкорпорацией «Росатом», неформальный контроль над которой сохраняет Сергей Кириенко – первый замглавы администрации президента РФ (перестав быть гендиректором «Росатома» в 2016 году, Кириенко вошел в наблюдательный совет госкорпорации).

Официально пожертвование было сделано как анонимное, но когда источник финансирования стал известен, деньги заморозили на счету семинарии. Сейчас власти штата Нью-Йорк решают, как с ними поступить: вернуть отправителю либо отдать в фонд поддержки Украины.

Александр Солдатов рассказывает еще об одной схеме финансирования «зарубежников». По его информации, Москва перед объединением в 2000-х «накачивала РПЦЗ деньгами» через бизнесмена Бориса Йордана, который известен тем, что руководил телеканалом НТВ после его захвата властью в 2001 году. Солдатов называет и доверенное лицо Йордана внутри Зарубежной церкви – казначея протоиерея Петра Холодного. О роли Холодного и Йордана в деле объединения церквей писали журналисты-расследователи Андрей Солдатов и Ирина Бороган в книге «Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль».

***

Эксперты сходятся во мнении, что полностью структура Московского патриархата за рубежом не исчезнет, поскольку у верующих, недовольных политикой патриарха Кирилла, всегда есть возможность уйти в другой приход – и поэтому не всегда есть необходимость громко объявлять о своем выходе. На фоне войны и все более интенсивного сближения РПЦ с российским государством верующие будут уходить из связанных с Московским патриархатом церквей.

Но в отличие от России, в Европе и США есть много параллельных юрисдикций – и как прихожанам, так и общинам есть куда уйти из РПЦ самостоятельно. При этом сетевая структура РПЦ за границей с большой долей вероятности сохранится. А для большинства чиновников Московской патриархии, полагают наблюдатели, главное – это сохранить сеть приходов, формальную структуру, с прихожанами или без них.