Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

АКТРИСА. Валентина Талызина из кинофильма «Ирония судьбы»: «Рязанов не принимал меня всерьез…»

Posted by operkor на 31 декабря, 2010

Народной артистке России Валентине Талызиной с просьбой об интервью я звонила: а) испытывая трепет перед ее гением, б) практически ни на что не надеясь. Но вдруг услышала: «Киев? Обожаю! Интервью? Конечно!» Забегая вперед, скажу, что удовольствие от общения с великой актрисой получила неимоверное. Так что если вам кто будет рассказывать о ее «непростом характере» – не верьте.

– Валентина Илларионовна, с наступающим!

– Спасибо! Только не напоминайте мне о дате – а то у меня сразу настроение испортится.

– Договорились – не буду, хотя вам-то ваших лет и не дашь… Как, если не секрет, отпразднуете?

– Тихо и скромно – в симпатичном ресторанчике на Покровских воротах, где есть большой экран. Это важно, потому что ко мне приедут ребята с вашего телеканала «Интер» – Володя Николаец и Дима Чепурных, которые сняли обо мне фильм «Я – Талызина». Потрясающий! Вот мы сначала его покажем, а потом будем общаться с друзьями. Я, к счастью, отличаюсь тем, что не зову людей нужных, – зову тех, кто со мной много лет рядом.

 – Валентина Илларионовна, а из чего состоит ваша жизнь сегодня?

– Ну, во-первых, играю в спектакле «Госпожа министерша». Вот 22-го отпраздную день рождения, а 23-го уже улетаю на гастроли. А еще работаю с Александровским ансамблем – есть у нас оратория «Песни военных лет». Так приятно: 10 мужчин-солистов с кокардами, оркестр, хор и я одна – женщина-чтица. Ощущаешь себя как-то так… хорошо.

– То есть покой вам только снится?

– Вот и Первый канал снял обо мне передачу с таким же подзаголовком – «Покой ей только снится». Ну что ж такое, а! (Смеется.)

– А ведь у нас могло бы и не быть актрисы Талызиной, если бы вы в свое время поступили, как мечтали, на исторический факультет… Судьба?

– Конечно, вряд ли я поехала бы из родного Омска в Москву, если бы поступила, – я так любила историю! Но, очутившись в сельхозинституте, поняла, что «товар-деньги-товар» – это не для меня, и надо что-то решать. А может, у меня действительно есть способности, и я могу быть актрисой? Но в Москву ехала даже без документов – была уверена, что услышу: «Девочка, ничего из тебя не получится» – и вернусь обратно. А в ГИТИСе вдруг уже на первом туре сказали: «Мы вас берем».

 – Вы – знаменитая, любимая народом актриса. Довольны своей актерской судьбой?

– Да актеру, по-моему, всегда чего-то не хватает. Кто-то говорит: «Ну не работаете – и хорошо, и отдыхайте себе!» Нет, мы же всегда хотим работать! Конечно, мне, может быть, хотелось бы сыграть больше… Но я вам так скажу: Фаина Раневская тоже хотела сыграть больше, хотя снималась и играла очень даже много.

– Как актриса вы где все-таки больше удовлетворения получали – в кино или театре?

– Все-таки в театре. Это ведь – живое, там всякие неожиданности бывают. Вот играешь-играешь, знаешь, что сейчас будет смешной момент и грянет хохот. А ничего подобного – молчание! И только очень опытные артисты могут сказать, почему сегодня не получилось. А в кино нужно быть безумно сосредоточенной!

– Фильмы со своим участием пересматривать любите?

– Ой, раньше меня просто корежило – не могла на себя смотреть. Я человек жесткий, и по отношению к себе тоже. Говорю себе: «Валь, здесь ты не дотянула». Или: «Валь, в общем неплохо…» (смеется). А уж другому-то человеку, может, и не скажу никогда, но уж диагноз поставлю точно…

Да, у вас репутация человека прямолинейного…

– Но это же ужасно – моя прямолинейность! Отношения с людьми она, как вы понимаете, не улучшает. Но я считаю, что театр многое прощает человеку, если он талантлив.

– На первый взгляд, в кино вас лучше всех раскрыл Рязанов – хотя, если разобраться, его картин в вашей фильмографии не так уж и много…

– Шесть. А проявилась я в двух – «Зигзаге удачи» и «Иронии…». Нет, я не была любимицей у Рязанова. Есть у него первая – вторая – третья… А я где-то пятая-шестая. Хотя он якобы недавно сказал – мол, Вале надо за «Иронию судьбы» государственную премию дать. Не прошло и 35-ти лет (смеется. – Авт.). Но были у меня и такие режиссеры – не знаю, первая я была для них или вторая – работа с которыми была счастьем. Это и Сергей Бодров – фильм «Непрофессионалы», Марк Осипян – «Иванов катер», Дмитрий Месхиев, с которым мы делали сериал «Линии судьбы», за который я получила награду киноакадемии – «Золотого орла». Вот они ко мне относились посерьезнее, чем Эльдар Александрович.

– Интересно, как это Рязанову в «Зигзаге удачи» удалось вас так «онекрасивить»?

– Да мне только глаза не накрасили и конопушки нарисовали. И ни-че-го специально не делали для того, чтобы я была некрасивой.

– Так это что получается: актерское мастерство – и никакого обмана?

– Получается, да. Оттуда все.

– А на съемки в продолжении «Иронии судьбы» Бекмамбетов вас долго уговаривал?

– Нет – я сразу согласилась. Как это так – взять и отказаться, когда это – твой фильм? Я очень люблю Лию Ахеджакову, но ее отказа сниматься в «Продолжении» я не понимаю: ведь она, прежде всего, переступила через нас, партнеров. Да, может быть, она была не согласна с тем, что этот фильм вообще делается, что делает его Бекмамбетов, а не Рязанов… Но партнеров своих бросить! Этого я не понимаю. Хотя вторая серия, конечно, делалась не так, что ли, тщательно… Может быть, Лия и права… Но я бы так никогда не поступила.

– А с Брыльской у вас во время съемок «Продолжения» отношения не наладились?

– Да мы очень хорошо встретились! Смотрели друг на друга с удовольствием! Ну, это ведь не ее вина, что она артистка… как бы помягче… не выдающаяся. Я, например, с тоской думала: «Господи, неужели я снова буду это озвучивать?» Слава Богу, не пришлось.

– Если разобраться, половина успеха Брыльской в «Иронии…» – ваш голос.

– Не вы первая это говорите, это говорят почти все, даже Рязанов, наконец-то.

– Голос у вас, что ни говори, уникальный – вы петь никогда не хотели?

– И хотела, и люблю петь, и пою… Но во втором классе я спела песню из «Серенады Солнечной долины», и учительница страшно отругала мою маму и меня за то, что я в этом возрасте пою про любовь. Я на три дня слегла с температурой и… замолчала. А в ГИТИСе я сказала: «У меня нет ни слуха, ни голоса». Правда, через полтора месяца уже пела романсы Бетховена, но… боязнь вот эта у меня осталась. Хотя, когда играла в театре Моссовета Мамашу Кураж, три зонга пела сама. 

– Совсем нелегкие. После смерти Юрия Завадского художественным руководителем 8 лет был директор театра – неудавшийся артист, бывший инструктором райкома партии. Он делал так, чтобы у нас не было главного режиссера, а такие смелые, как я, вставали и говорили: «Когда же у нас будет главный режиссер?» Что, как вы понимаете, карьере не содействовало…

– А соблазна сменить театр не было?

– Нет. Меня звал в Малый театр Борис Ровенских, но я не пошла. Верная я, что ж поделаешь.

– Поэтому и замуж, расставшись с первым мужем, больше не вышли?

– Не получилось. У меня на руках были больная мама и ребенок, была работа, я поняла, что это вещи несоединимые. Вот и не надо…

– Дочери вашей, Ксении, небось, непросто быть актрисой с такой строгой мамой…

– А у нас такое негласное правило: когда ей надо – она спрашивает. А я сама «не возникаю».

– Зато внучку-то вы грозились на актерскую стезю не пустить?

– (Вздыхает.) Ой, да пустили уже. Только там ведь трудиться надо много. Ну, если вытянет – будет актрисой.

– А вам, кстати, преподавать не предлагали?

– Предлагали – и режиссером быть, и преподавать. Но это – слишком ответственно: взять человека и довести его до понимания профессии. Я на себя такой труд взять не могу. Но на съемках или в театре всегда молодым помогаю – бескорыстно и деликатно: «По-моему, тут надо сделать так, а не так. Ты попробуй, но мне кажется так».

– Вы у нас в Киеве снимались в сериале «Исцеление любовью»…

– Да, очень интересный был сценарий.

– А многие актеры сериалы презирают – мол, низкий жанр…

– Ну а почему я должна лишать зрительницу в Барнауле артистки Талызиной? Не хочу!

– А чего хотите, Валентина Илларионовна?

– Роль. Хорошую. У меня сейчас есть пьеса про двух старух. Смешная – с ума сойти! Роли – потрясающие! Но я не могу просить денег! Я вся скукоживаюсь, когда приходится просить. А продюсер говорит: «Кризис, надо пережить». Ну, подождем…

ИСТОЧНИК: http://mycityua.com

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: