ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

КОНЕЦ «БЕНЗИНОВЫХ КОРОЛЕЙ».ОПГ состояла из девяти основных членов. Один из них, депутат (куда ж сегодня без депутата!)

Posted by operkor на 18 июня, 2011

По десятку и более тонн бензина «экспроприировали» каждую ночь из цистерн на одной из железнодорожных станций Херсонской обл. Минимум полтора года почти вся жизнь поселка крутилась вокруг этого криминального промысла.

 ***

Есть на Херсонщине так называемый «золотой треугольник»: Берислав — Новая Каховка — Казацкое со знаменитым базаром, украинская столица «левого» самопального коньяка. СБ регулярно совершает туда рейды, выявляя и обезвреживая, так сказать, «средства производства». А теперь, как оказалось, «продвинутое» сельское население расширило нелегальный промысел — успешно и не очень изымая бензин, в том числе и из железнодорожных цистерн. Недавно в степи под Ивановкой была обнаружена «левая» заправка. А теперь вот и в Брилевке выявлен настоящий мафиозно-бензиновый спрут.

Омерта* по-брилевски

Тихая патриархальная Брилевка, пгт Цюрупинского района. Из достопримечательностей — зерновой элеватор да небольшая железнодорожная станция. Но давно канули в Лету времена, когда по деревням жизнь начиналась только тогда, когда приезжало кино. Долгое время в мирно-огородной Брилевке жизнь начиналась только тогда, когда туда «приезжал бензин». Причем жизнь исключительно ночная, скрытая от посторонних глаз.

Говорит заместитель начальника СБУ в Херсонской обл. полковник Андрей Шилко: «В херсонскую СБУ с некоторых пор начала поступать информация о том, что во время отстоя составов на Брилевской железнодорожной станции цистерны с бензином становятся легче на 5—7 тонн каждая.

Решили устроить небольшую проверку, присмотреться к обстановке. Ведь слив мог происходить только либо на самой станции, либо где-то еще, но на строго охраняемой территории с высоким забором и наглухо закрытыми воротами — куда должны были заезжать ж.-д. составы. Для начала туда на разведку отправился наш офицер с ребенком. Он как бы проезжал мимо на неприметной машине и вышел метров за 200 до предполагаемого объекта».

Рассказывает командир херсонской «Альфы» подполковник Василий Рыбалко: «Мы с сыном изображали людей, которые просто остановились, дышат свежим воздухом, беззаботно развлекаются и получают удовольствие. Непринужденно фотографировали друг друга мобильным телефоном, дурачились.

Однако номер не прошел. Служба оповещения и безопасности предполагаемой ОПГ сработала моментально и четко. И на приличном расстоянии от нас сразу же появилось авто. Не приближаясь и не удаляясь, машина следовала за нами как привязанная до самого выезда за пределы поселка. И не отставала до тех пор, пока мы не оказались достаточно далеко. И это при том, что присутствие ребенка должно было их успокоить! Ого, думаю, тут творятся явно нешуточные дела. Задача оказалась гораздо сложнее, чем предполагалось вначале».

Приходилось учитывать, что по разным причинам жизнь небольшого поселка сегодня вертится вокруг любой возможности заработать. Даже не всегда законным путем. И те, кто здесь «отвечал за бензиновый базар», еще и держали в страхе жителей. Поэтому никто ничего «не знал», «не слышал», «не видел». Ну просто омерта какая-то.

Все при деле

Когда начали работать по этой группе плотнее, оказалось, что безопасности тут действительно уделяется первостепенное внимание. На каждом поселковом въезде-выезде стоят стационарные постоянно сменяемые посты. Пользуются серьезными средствами спецсвязи. Мало того, открытым текстом между собой члены ОПГ на «производственные темы» не разговаривали. Конспирация предполагала передачу информации с помощью коротких условных, закодированных фраз. Так что просто так взять и накрыть с поличным «провинциальных бензиновых королей» не представлялось возможным. 

А кроме того, «село — оно и в Африке село». В небольшом поселке городского типа все знают друг о друге все. И если основных членов группировки было всего 9, то «на разные работы» привлекалась значительная часть взрослого населения.

В обязанности «группы поддержки» входили сбор информации, «сетевой маркетинг», то есть привлечение покупателей, реализация бензина. Да просто даже постоять «на шухере», подержать у себя дома баки с ворованным бензином, сообщать о любом появлении чужаков — все это входило в круг, так сказать, нештатных обязанностей некоторых жителей. Все были при деле. Все все знали и все молчали.

Слово начальнику следственного отдела СБУ полковнику Олегу Мунде: «Одно дело, когда речь идет о сливе сторожем десятка литров бензина из бака автомобиля, оставленного на ночь. И совсем другое — когда о строго законспирированной, профессиональной, хорошо организованной, грамотно структурированной организации. Конспирация и дисциплина были на весьма приличном уровне. Каждый отвечал за свой участок и выполнял в нужное время строго оговоренные действия.

Тут вряд ли стоит раскрывать все подробности многомесячных оперативно-следственных мероприятий с привлечением всех служб управления безопасности. Важен результат — в конце концов была выявлена и полностью задокументирована вся преступная схема». Как же все происходило?

Недолив — дело тонкое

Цистерна с бензином — это не просто бочка на колесах, а сложное инженерное устройство, с многоуровневой защитой и разветвленной гидравлической системой. Но главное заключается в том, что вклиниться в эту систему нужно весьма ювелирно. Так, чтобы, во-первых, не сработала аварийная сигнализация, а во-вторых, не была нарушена пломба.

Итак, наступает вечер. Из диспетчерской службы железной дороги, с которой у фигурантов было полное взаимопонимание, поступает информация. Мол, в такое-то время под таким-то литером с такой-то сопроводительной документацией на станцию Брилевка придет состав с бензином, например А-95. По периметру охраняемой территории, то есть места, где и происходит слив, хотя и на приличном удалении, выставляются пять человек охраны. Это часовые. Открываются глухие ворота, и загоняется состав. Все «на связи», поддерживается постоянный контакт.

С другой стороны через опечатанный аварийный выход, который «распечатывается» на время операции, заезжает автотранспорт, заполненный 50-литровыми баками. «Народный умелец», член группировки, не нарушив пломбы и не разбалансировав температурно-гидравлический режим в цистерне и перекачивающей аппаратуре, подключает «систему жизнеобеспечения».

В результате принадлежащий одному из нефтетрейдеров бензин ровной струей течет в подставленные емкости. Наполняют одну машину — подъезжает следующая… «Облегчаются» цистерны за один заезд на 5—7 т горючего каждая. Если в составе их 15—20, а бензин сливается не из всех — через одну, пусть даже через две, все равно получается довольно внушительная цифра.

ОПГ, как уже говорилось, состояла из девяти основных членов. Один из них, конечно же, депутат (куда ж сегодня без депутата!). Он выполнял представительские функции и «решал вопросы». Предводитель, сиречь главарь, всем своим «коллегам» заявлял, что без проблем решает любые вопросы с правоохранителями и властью, причем на всех уровнях. Сегодня, все знают, даже курицу на рынке без «крыши» не продашь. А уж вести столько времени трудный и опасный криминальный бензиновый бизнес! Да еще в таком объеме, так нагло и дерзко, так спокойно, несуетно — и подавно. Тут речь «о поддержке» явно не сельских и даже не районных стражей порядка и чиновников. (На данный момент криминальные связи «сельского головы» еще отрабатываются.)

Ведь почему молчали сельчане? Они же прекрасно видели, что делается у них под носом. Знали, кто это делает, насколько это безнаказанно, на виду у всех. Значит, думали, что там «у них» до самого верха «все схвачено, за все заплачено». Кто посмеет пикнуть? Вот и не пикали.

Пример: съемочная группа одного из центральных телеканалов приехала в Брилевку для подготовки сюжета. Сидят сельчане в очереди, ждут. Только подходит оператор с камерой, сразу же поднимаются и уходят: «мы ничего не знаем, ничего не слышали». Причем команды подают женщины. Наконец все подготовительные мероприятия выполнены, все санкции получены, доказательства собраны, наступил час «Ч». Теперь ваше слово, товарищ «Альфа».

Спецназ как спецназ

Реализация (так говорят) происходила в ночь с 3-го на 4 июня. Брать нужно было всех и сразу. Как минимум десяток домов в мирно, но чутко спящей Брилевке следовало накрыть одновременно, быстро, тотально и главное — без шума. По каждому адресу шли следователь, оперативник и боец «Альфы». Поэтому в операции одновременно были задействованы 60 человек, даже из соседних областей. Но ведь и просто одновременный выезд такого количества людей из Херсона далеко не рядовое событие. Скрыть его от ушлых ребят непросто.

А так как служба наблюдения и оповещения ОПГ работала отменно, требовалось соблюдать особую скрытность. Поэтому двигались в разное время, в разные концы, разрозненными группами, сосредотачивались на рынках, вокзалах и площадях окружных сел. Только в назначенное время, когда стемнело, высадились на местности. Почему-то вспомнился фильм «Берегись автомобиля»: «тишина была такая, что так и хотелось совершить преступление».

Нет, не зря бойцов спецподразделений учат не только кирпичи головами разбивать да из гранатометов палить. Спецназ — это прежде всего тишина и неожиданность. А голова — исключительно, чтобы соображать и принимать решения, причем молниеносно, на уровне инстинкта. Сумел неслышно подобраться, «снять часового», тихо выполнить задачу — ты профи. Если же вместо этого устроил «показательные выступления» и провалил дело — ты клоун.

Слово командиру херсонской «Альфы» подполковнику Василию Рыбалко

«Высадка бойцов производилась за 3 км до объекта, в кромешной тьме. Одни — на цветущем рапсовом поле, другие — в молодой пшенице. Задача стояла выполнимая, но сложная: незаметно подобраться к часовым в условиях открытого пространства, «снять» их и открыть ворота базы. Особенно «приятно» это было для иногородних «альфовцев», которые нашей местности совершенно не знали. Хотя справедливости ради стоит отметить, что даже днем бойцы неоднократно подбирались к воротам базы, скрытно вели видеосъемку и возвращались. Ведь не зря этот отряд назван спецподразделением».

Для них это просто работа

Но вот все участники захвата сосредоточены вокруг базы. По сигналу одновременно нейтрализовали «часовых». Но всего предусмотреть никогда нельзя. Бойцам и в этот раз пришлось выходить из нештатной ситуации. Кромешная тьма, приборы ночного видения…

Вдруг на горизонте появляются автомобильные фары. Автомобиль остановился буквально в метре от замаскировавшихся бойцов. Хорошо хоть не наехал. (Вот читатель поймет и оценит, что такое по-настоящему вредная работа.) Из авто выпорхнула веселая парочка и расположилась буквально в нескольких метрах от застывших бойцов. И тут же начала активно «общаться», громко сопя. Делать нечего, пришлось на какое-то время тихо предложить им отдохнуть…

А потом началась обычная работа. «Часовые» были просто в ступоре. Ну, представьте: стоишь, любуешься звездами, нюхаешь степь, общаешься по рации с «коллегами». Вдруг в метре от тебя вскочила трава и дала по зубам. Понятно, конечно, что это бойцы «Альфы» в камуфляжных костюмах, с листьями и травой, так называемых «кикиморах». Но ощущения… Дальше — уже просто дело техники. Налетели, стоять, ноги шире, руки на цистерну и т. д. Все как всегда. Одной преступной группировкой в отдельном населенном пункте стало меньше.

Говорит начальник СБУ в Херсонской обл. Вячеслав Савченко: «Самое сложное в нашей работе, как ни странно, завершающий этап. Нужно собрать и скрупулезно задокументировать всю доказательную базу, чтобы ни в суде, ни в прокуратуре вопросов потом не возникало. Проще говоря, расхитителей нужно было взять уж совсем с поличным. Вот цистерна, вот баки, вот шланги, вот насосы, вот украденный бензин.

Чтобы даже самые умные адвокаты, которые сейчас действительно иногда творят чудеса, не смогли в суде развалить дело. Чтобы каждый из фигурантов по закону получил ровно столько, сколько «заработал». Мы ведь не ставим целью посадить человека. И члены так называемой ОПГ — это и охранники, и железнодорожники, и технари, и водители, и безработные. Это далеко не всегда закоренелые преступники — часто обычные люди. Просто все должны знать: нельзя безнаказанно нарушать закон».

Источник: http://2000.net.ua/2000/derzhava/ekspertiza/74181

_____________________________

*Омерта (итал.) — взаимное укрывательство, круговая порука; «кодекс чести» у сицилийской мафии. Цель омерты — запугивание рядовых членов мафии и психологический контроль.

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: