ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ВАДИМ КРИВОХАТЬКО: Даю честное слово: в запорожском списке кандидатов в депутаты по «мажоритарке» партии «УДАР» нет ни одного капиталиста

Posted by operkor на Июль 17, 2012

12 июля в Запорожье состоялась пресс-конференция для запорожских и центральных СМИ, которую провел глава Запорожской областной организации политической партии «УДАР», депутат  Вадим КРИВОХАТЬКО. Почему на встречу не приехали ТВ «Алекс», ТВ-5  и ТРК «Запоріжжя»? Почему против запорожского руководства партии возбуждены уголовные дела? Почему  прокуратура ищет вчерашний день? Как в Вольнянске  делали из мухи слона? Чего ищет по жизни экс-нардеп, пенсионер Кузьменко? Есть ли в запорожском избирательном списке «УДАРа» капиталисты? Кто такой «запорожский Дон Карлеоне»? Что делают шулеры на выборах? Под кем ходит запорожская оппозиция? Где сегодня супруга Вадима Кривохатько? Как и обещали, «Хроники и комментарии»  публикуют фрагменты этой встречи.

-У мене два питання – одне просте, одне легке. Зрозуміло, що режим не хоче віддавати владу, і протидіє. Ви відчуваєте цю протидію, спробу вивести вас з політичної діяльності? І ще питання – для чого ви демонтували дитячий майданчик у Вільнянску, покрали якісь труби?

— Ну, по перше – яке питання легке, а яке просте? Перше легке? Ясна річ, ми відчуваємо тиск. І тиск доволі серйозний. Я це кажу не для того, що ми такі слабкі, пожалійте нас. Ні, справа дуже серйозна. Партія влади розуміє — якщо вона зараз втратить контроль над парламентом, в особистому житті багатьох з них настануть серйозні зміни.  Не в кращу сторону. І тому вони застосовують всі методи. Які методи? Тиск правоохоронних органів. Психологічний тиск. Адмінресурс. Позбавляють можливості донести свою думку до суспільства.

Наприклад, ми хотіли бачити тут і «Алекс», і ТВ-5, і ТРК «Запоріжжя», але, на жаль, їх нема. Люди, мабуть, отримали команду не висвітлювать дії опозиції, не дати нам можливість використовувати телересурси для того, щоб донести свою думку до суспільства безпосередньо в Запорізькій області. Ми запрошували на пресс-конференцію і «Алекс», і ТВ-5, і ТРК «Запоріжжя», але нам відмовили сьогодні вранці.

Який зміст цього тиску? Конкретно в кримінальних справах. Проти керівництва обласної парторганізації порушують кримінальні справи. Справи надумані. За ці справи слід було б тих слідчих притягати до відповідальності. От наприклад, читаю одну з таких постанов. Такий оригінальний слідчий Троцюк, ні — Троцик, Вільнянська районна прокуратура. Він пише: упродовж січня 2004 року … Береться епізод за 2004 рік. А у нас сьогодні 2012 рік. Тобто до цього часу,  вісім років це нікому не було цікаво. Абсолютно!

Так от «у 2000 році посадові особи фермерського господарства…» і йде перелік того, що вони накоїли… Стаття тягне від 7 до 12 років, розумієте? Абсолютно  надумана справа. Абсолютно немає ніяких підстав для її порушення. Але слідчий має можливість виписати постанову про обшук, про затримання, навіть про арешт. На тебе вішають  справу, порушену по факту поки що, і ти, мовляв,  думай, що тобі робити. А  може ти  підеш проситися та скажеш: знаєте, хлопці, піду я з цієї політики!  Перевіряють на витримку. І це не перша справа. Я всі справи кваліфікую по строкам, що за це буде. В одній – позбавлення волі, в другій – цього немає, третя штраф передбачає, четверта – припинення роботи господарства, бізнес блокується… Тобто доволі серйозний тиск. У одного з моїх заступників вдома вже провели обшук.

— А що шукали?

-Я не знаю, що шукали, — знайшли ордени, державні нагороди. Людині 60 років, в 6 годин ранку її піднімають, і хлопці молоді прийшли з постановою про обшук. Перерили повністю квартиру. Це  нормально?! Це демократична країна? Це демократичний спосіб вибору? Якби в США йшов сенатор на вибори і направив поліцію на свого конкурента, навіть важко уявити, що було б з тим начальником поліції і тими, хто це все придумав. Це ж стосується і Европи.  Навіть в Африці немає того, що зараз робиться у нас.

Про так звану  «крадіжку» майданчика у Вільнянську.

Я – депутат Вільнянської районної ради і маю низку зобов’язань перед виборцями. Мешканці вулиці Шевченка запросили мене на зустріч, і я на свою голову туди приїхав. Там була така проблема – порушено асфальтне покриття у дворі, немає дитячого майданчика. Люди просять. Я приїхав –  треба робити. Кажу: зробимо. Ми відремонтували покриття, яке коштувало десь  25 тисяч гривень. Ями у дворі та калюжі, через які люди не могли підійти до під їзду, бо було болото по коліно, зникли. Зробили – все нормально.

А майданчик, кажу,  не так скоро буде, бо він має бути сертифікований, але буде. Ми знайшли фірми, які роблять майданчики, заплатили гроші, привезли майданчик. Де його облаштувати? Запросили місцеву владу та людей, вирішуйте, де майданчик має бути встановлений. Всі кажуть: отут! А на тому місці був старий, ще з часів СРСР… Пам’ятаєте, у кожному дворі багатоповерхівок були такі металеві конструкції з труб зварені, де коври люди вибивали. Всі, мабуть, пам’ятають таку картинку: на турніку висить коврове покриття і  чоловік, якого настирна жінка вигнала вже в 8 годин ранку, щосили гупає по цьому ковру на весь двір.

Оскільки видовище не совсім красиве – поряд з новим дитячим майданчиком стоїть щось ржаве, покручене, ми вирішили все це замінити. Турнік має бути безпечним, з розтяжками, сертифікований. Ми купили новий турнік і таке інше. Для того, щоб змонтувати цю площадку, все старе  треба було демонтувати та викинути. Зрізали  ржаві труби і склали їх. Ніхто їх на металобрухт не здавав. Все це брехня. А на демонтовану площадку мали встановити новий турнік, такий, яким він має бути – з розтяжками, який амортизує,  який є безпечним. Мали тут встановити ще й стіл для гри в теніс.

Ну, як кажуть, дуракам півроботи не показують. Стали демонтувати негодні турніки і тут почалося, бо комусь це не сподобалось. Ага, вкрали турнік! Ми не стали ввязуватися в цю перепалку, бо це смішно, принизливо, нижче нашого рівня. Ми спитали: вам поставити новий турнік чи старий? Мер міста настояла, що треба поставити старий, бо він, каже, на балансі з якогось там 37-го року, і що справа дуже серйозна. Ви бачите, до чого  дійшло! А чи стоїть він на балансі? Ми хочемо трошки вивчити це питання навіть в суді, бо там серйозні звинувачення в крадіжці. Цей шум-гам зроблений для того, щоб нівілювати добру справу – встановлення дитячого майданчика, дискредитувати людей, які це зробили. Мене, нажаль, там не було. Може все пішло б по-другому, але люди, які там робили, бажали зробити все якнайкраще. Мене питали: як зробити? Я відповів: зробіть так, як для своїх внуків, як для своїх дітей. Той старий турнік був небезпечний для життя. Ми не крали – клянусь  (журналісти сміються).

— У кого из ваших заместителей проводился обыск?

— Без него самого не хотелось бы  это озвучивать. Обыск действительно был  при понятных, есть постановление. Ничего не нашли. Обыск длился около четырех часов. С 6 часов утра.

— По какому уголовному делу?

— Дело серьезное – попытка убийства.

— Что, Буцанов мог кого-то убить? (журналисты смеются)

— Дело высасывается из пальца. Там есть люди, которые, кроме как возбуждать уголовные дела, ничего не умеют. У них нет программы.  Сидят и штампует уголовные дела на кого попало.  Люди абсолютно сами по себе ничего не значащие без поддержки правоохранительных органов, без давления, без админресурса. Только один метод – половину Токмака посадить в тюрьму, тогда можно пройти.

— В понедельник на пресс-конфренции глава общественной организации «антикоррупционный комитет» Сергей Кузьменко озвучил фразу о том, что партия «УДАР» финансируется за деньги, уворованные у запорожцев. Ранее Кличко заявил, что Черняк не финансирует партию «УДАР». Что изменилось за это время? Если Кузьменко неправ, то пойдет ли «УДАР» с иском  в суд против него?

— Кузьменко – это бывший народный депутат, социалист? Мы – взрослые люди.  Для того, чтобы подтвердить такое финансирование, нужно показать платежный документ и сказать: вот, смотрите, Черняк перечислил такую-то сумму на приобретение того и того, и потом это нашли у нас. Правильно? Правильно. Я устал уже подобные обвинения опровергать. Да и Виталий Кличко – тоже. Я не хочу сейчас отделаться общими фразами. Мол, мы не знаем Черняка. Это было бы смешно. Черняка все знают. И Кличко все знают. Наверняка, Кличко встречался с Черняком, но по бизнесу. Только по бизнесу! Есть совместные деловые обязательства, которые длятся годами. Например, трансляция боксерских боев по телеканалу «Интер». Думаю, что этот договор был подписан задолго до намерения Кличко идти в политику. Чтобы сегодня расторгнуть этот договор и дистанцироваться от Черняка, думаю, нет возможности даже юридической. Есть договорные отношения – их надо выполнять. Я не вижу в этом ничего опасного для партии «УДАР» и ее имиджа.

Почему  Черняк и почему «за деньги запорожцев»? Мое мнение – он не самый плохой из запорожцев. Было сделано много хороших дел. Если вам интересно мое мнение. Сегодня сделать плохим можно любого. Снимаем фильм, искажаем какие-то факты и уже Кривохатько украл у детей турник. Как там написали: куда уходит детство. Или увозят.

Есть ребята гораздо похуже Черняка на сегодняшний день. Думаю, за их деньги финансируется не одна партия. В Запорожье идет борьба между кланами. На это наслоилась политика. Чтоб, не дай Бог, Черняк не финансировал партию «УДАР»! А Кличко дал четкий ответ: есть бизнес, а есть политика. По поводу Черняка он мне однозначно сказал: нет! Ты можешь смело говорить: Черняк не финансирует «УДАР».

Кличко – самодостаточный в финансовом плане. Я читал статьи, где писали, как мог Кличко за свои гонорары снять для съезда «Козак палац», мол, как-то не верится. Эти статьи готовятся на четвертом этаже здания на площади Пушкина.  А я вам скажу, что только за один бой Кличко получил 12 миллионов евро. Один его результативный удар стоит 200 тысяч евро. Вы же знаете цены, тут профинансировано хотя бы на один удар? 

—  Вы будете оспаривать в суде заявление Кузьменко?

— Конечно, будем. Но это будет оспаривать центральный апарат. Для того, чтобы  этим заниматься, мне надо опуститься на уровень Кузьменко и сказать: Кузьменко, покажите мне документы – доказательства того, что вы говорите. Поверьте мне, бизнесмены не рвутся раздавать деньги налево и направо, просто так бежать финансировать какие-то партии. Капиталист деньги просто так не даст – он или его люди  должны быть  в списке. Это скрыть невозможно. То, что говорит Кузьменко, просто слова. Человек выпал из политики.  Он хочет как-то себя найти, может быть, обратить на себя внимание.  Вот взял на себя роль   глашатая и бегает… А почему они не ходят и  ничего не подписывают против Анисимова? (смех журналистов). Я этого  не понимаю. Наверное, он тоже кого-то финансирует. И тоже  за деньги запорожцев.   А не за деньги австралийцев. 

— Вы можете назвать запорожских кандидатов в нардепы от партии  «УДАР»?

— Могу назвать одного – это я.  По 82-му округу. Это Пологи, Вольнянск, Новониколаевка, Гуляйполе, Запорожский район и кусочек Ореховского. Точно говорю – меня Черняк не финансирует. К сожалению. Как  глава областной парторганизации, я имею право пойти по партийному списку. Я не пошел, хотя  мне было сделано предложение.  Когда я пойду по партсписку, я никому не буду интересен. Эти уголовные дела прекратятся через 15 минут.  Для меня пойти по списку — это все равно, что сняться с выборов. Что, на бренде Кличко въехать в парламент? Мне интересно побороться на округе.

Почему ввели мажоритарную систему? Для того, чтобы партия власти смогла как можно больше завести своих людей в парламент. Хочет идти Кривохатько?  Мы заведем уголовное дело, а ты подумай. Хочешь идти в депутаты? И у тебя обыск в 6 часов утра.  Я даю вам честное слово, что в списке кандидатов в народные депутаты по мажоритарным округам от партии «УДАР» в Запорожской области нет ни одного человека, связанного с каким-нибудь крупным запорожским капиталистом.

—  С оппозицией в Запорожье у вас есть диалог?

—  Диалог не получается.  Мы общаемся на уровне Киева.

—  А на запорожском уровне общаетесь?

—  Я не хочу никого обижать, но все согласования оппозиционные запорожские проходят на Патриотической. Я в этом уверен. Все сделано, как в Обухове. В Киеве спрашивают у оппозиции:  зачем вы ставите своего кандидата какого-то Куценко на округ Кривохатько? Нет,  будем ставить, у него хорошие показатели, Когда мы проводили социсследования, этот человек не набрал даже в «межах статистичної похибки». Ставят для того, чтобы оттянуть голоса. Кто-то же будет голосовать за оппозицию.

Я не могу назвать оппозицией  тех, кто сегодня согласовывает все свои действия с офисом на Патриотической. Это не оппозиция, когда бегают на доклады в этот офис и спрашивают, а можно нам вот так сделать? Я не могу назвать Королевскую оппозицией.  Одна сторона ее бигборда стоит 6 тысяч — они по всей Украине! Я не знаю, за что она борется. Раздайте эти деньги людям и все станет на место. Перед съездом «УДАРА» в Запорожье мы повесили бигборды, заплатили деньги. Бигборды провисели три часа. Позвонили из горсовета и потребовали убрать. Кто и за что преследует Королевскую? Да она делает все, что захочет. Ее показывают больше, чем президента страны.

— Кличко самодостаточный в плане финансовом, а как в плане политическом?

— В плане политическом еще более самодостаточный, чем в финансовом. Кличко не заангажирован прошлыми какими-то движениями. Он не был во власти. У него нет обязательств перед власть имущими в Украине. На него невозможно повлиять силовыми угрозами. Его знают с хорошей стороны. У него есть свое виденье мира и общества. Чтобы заработать деньги, ему не надо было расстреливать Щербаня в аэропорту, или взрывать Брагина на стадионе.  Он деньги зарабатывал другим путем — группа менеджеров толковых и тренеров опытных, его сила воли и желание победить – слагаемые успеха. Кличко не заискивает перед властью – ему это не нужно. И в тоже время он не агрессивный. То есть человек ведет себя по-мужски, достойно. Это вызывает уважение и успокаивает, что он не будет шарахаться из стороны в сторону. Да и на выборах-2012 карьера Кличко не заканчивается. Я его хочу видеть и дальше в политике.  

-Какими методами и способами вы собираетесь донести до избирателей  свои идеи и хорошие дела?

— Хорошие  дела не нуждаются в том, чтобы их куда-то «доносили».  А идеи? Есть масса способов и средств донести свои мысли до общества. Есть газеты, есть центральные телеканалы, есть агитаторы… Я не думаю, что есть какой-то житель Запорожья, который не знает, что есть Кличко и у него есть партия. Тут просто людям надо подумать и созреть.

Вот говорят: Пеклушенко вызвал и запретил…Сам факт того, что он это делает, — уже ему минус. Когда я был главой госадминистрации Вольнянского района, мне и в голову не могло прийти, чтобы запретить кому-то какую-то рекламу делать, давать указание редактору газеты или сказать на сессии: мы не дадим вам денег,  потому что вы не печатаете то-то и то-то. Это сравнимо с тем, что когда идет бой на ринге, а у одного из боксеров гиря в перчатке. Или когда забивают рукой гол в ворота. Это шулерство! Что, никто не видит, как они занимаются шулерством? Ничего подобного – все видят.

Ты лучше расскажи о себе добрыми делами. Не за деньги людей, которые сначала украли, потом три процента этих денег вернули и делают какие-то там движения… Против этого возбудить уголовное дело! Этим запретить бигборды! Тем вообще перекрыть кислород! Тех вообще загнать за Можайск! Разве это выборы? Выборы – это лакмусовая бумажка, которая показывает власти, что она что-то не то делает для народа. Значит, надо исправляться. А если не обращать  внимания на то, что говорит народ, то проблема загоняется внутрь и рано или поздно эта мина  взорвется.  Им хочется любой ценой удержаться у власти. Но для этого надо работать, думать о стране, а не о собственном кармане.

-В Мелитополе многие считают, что с партией Кличко связана бизнес-группа Кондакова. Будет ли здесь баллотироваться Волков?

— Да, мы рассматриваем кандидатуру Волкова в качестве нашего мажоритарного кандидата.  Какая бизнес-группа будет его финансировать? Наверное , та, о которой вы сказали. Есть к ней какие-то претензии? Партия «УДАР» с этой группой не сотрудничает. Это сто процентов. Кондакова в списке не будет – однозначно. Какие отношения у Кондакова с Волковым, я не знаю. Завтра они поссорятся на пляже и он его не будет поддерживать.

-Спасибо, четко и по существу. Второй вопрос – насчет запорожской оппозиции. Мне неприятно было, когда вы  плохо  говорили про лидеров запорожской оппозиции. Я бы с большим удовольствием услышал ваш ответ о том, что я протягиваю руку для диалога. А если с той стороны нет руки, то это уже не ваш вопрос. Я не знаю запорожских лидеров оппозиции…

— Я вам  назову. Миша Полковников…

— Вы согласовываете с оппозицией своих кандидатов?

— Я вам скажу так – мы согласовываем кандидата, а  начальник штаба «Фронта змін» по городу рассказывает: вы поставьте крест на этом Кривохатько, на нем четыре уголовных дела,  он не сегодня-завтра будет арестован. Я вам отвечаю слово в слово. Если они мне скажут: у нас по Ленинскому округу  идет заслуженный человек, его знает все Запорожье. А  по Ленинскому округу от них идет Старух. Он был губернатором почти два года. Скажите, что он сделал для Запорожской области? Червоненко хоть орал на кого-то, с кем-то дрался, бегал, суетился. Хоть как-то запомнился. А что сделал Старух, какое он оставил после себя наследство?! Чтобы люди сказали: вот был губернатор! И он сейчас идет по Ленинскому округу. Мне говорят в оппозиции: это хороший кандидат, мы его поддерживаем.  И так можно перебрать всех их кандидатов. Я говорил Полковникову: давай соберемся. Мы разговаривали с лидерами  БЮТа. Но, к сожалению, у них есть хозяева. И поэтому они  не свободны в принятии своих решениях. Это мой конкретный ответ.

— Какие у вашей партии планы на предстоящих выборах на Бердянск?

— Бердянск – у нас это  больное место. Бердянском мы будем активно заниматься буквально со следующей недели. Там осталась в партийном руководстве старая команда, которую подбирал еще Дмитрий Швец. Они сказали, что все будет хорошо и мы дали им время для исправления ситуации. Мы провели в Бердянске социсследования. Там у нас, к сожалению,  действительно самый низкий электоральный уровень поддержки   в Запорожской области. В Бердянск планируется приезд Виталия Кличко. Мы так просто Бердянск не отдадим. Вы знаете выборный расклад по Бердянску. Там все очень серьезно. Чтобы выиграть, нужен серьезный кандидат. Мы выбираем. Есть кандидатура Кушнирюка – декана, олимпийского чемпиона по гандболу. Но  окончательное решение еще не принято. Потому что работа серьезная на округе еще не проводилась. Приезд Кличко в Бердянск запланирован на сентябрь.

-Вы назвали офис на Патриотической. Я так понимаю, что это офис господина Анисимова. Учитывая его степень влияния, у вас, наверняка,  были диалоги с ним или  с его людьми. Вот интересно, не расскажете, что предлагалось  Анисимовым и что вы ему сказали?

— Я слышал, что есть в Запорожье парень, который может снять начальника милиции, поменять прокурора и губернатора. Но я ни разу с ним не встречался. Если это так, что он такой всевластный, то это, конечно, позор для нашей милиции, для нашей системы административной, для губернатора, для Службы безопасности. Если это так. Я с ним никаких диалогов не вел и никогда вести не буду. Мне не о чем с ним говорить. Он хочет строить из себя такого запорожского Дона Карлеона, но сути дела, не дотягивает ему даже по щиколотки. Ну, что Анисимов стоит без милиции? Вот завтра поставят какого-нибудь честного начальника УВД, честного прокурора. И что с ним тогда  будет? В советское время такой парень уже сбивал бы ящики для помидоров в ИТК-20. Однозначно.

—  Номер на вашей машине – четыре семерки…

-Что касается номера на моей машине, то когда я его брал, я не учел, что эти номера пользуются дурной репутацией в Запорожье. Я считал, что это престижно. Люди как-то подбирают номера, говорят, они приносят удачу, но я не думал, что этот номер будет вызывать какой-то резонанс в Запорожье.  Я, наверное, его поменяю. Может, поменяю на «УДАР». Или на имя жены. Шучу, пока не знаю.

— Ходять чутки, що режим масовано тисне на всіх, хто є на поверхні партії. Тисне на членів родин. Є чутка, що вашій родині довелося виїхати за кордон…

— За кордон? Вот я не пойму – это хорошо или плохо, когда за кордоном (смеется). Жена как-то не выглядит  обиженной. Я встречался с ней, когда ездил в Цюрих, на бой Владимира Кличко. Да, конечно, это плохо, это неправильно, что нам приходится так встречаться. Она – официальный руководитель фирмы и фактически все эти дела касаются ее. Будучи главой администрации в 2005 году, я не имел права занимать должность руководителя какой-то бизнес-структуры. Я был официально уволен из хозяйства, которое создавал, ушел на госслужбу. И вернувшись, я чисто из лени не стал восстанавливаться. Я даже не учредитель, я – старший юрисконсульт. Это не потому, что там какие-то махинации. Просто надо было переделывать кучу документов, бегать по всем инстанциям, проходить процедуры. Надо было переделывать устав, все документы, бегать по всем этим нотариусам. Я не восстановился. Теперь получается, что правильно сделал.

Жена находится за границей. И не потому, что она боится ареста. У нас там родилась внучка, жена  помогает дочери, внучке всего два месяца, роды были не совсем легкие. Вот жена совмещает две вещи – не попасть под заказное уголовное дело и понянчить внучку.

А тут на меня каждый день порядка десяти милиционеров «работают» — наружка, а им нужен бензин, надо, чтобы два человека наблюдали, писали, фотографировали, следили за мной. А в это время они могли бы раскрывать  какие-то преступления, убийства. По сути дела, на человека, который не представляет угрозы для общества, тратится огромный админресурс, чтобы только держать его под контролем.

-Это давление характерно только для нашего региона?

— Регионалы – люди практичные. Давление там, где есть реальная угроза для них. Был бы сейчас здесь Швец, поверьте мне, не было бы никакого  давления. Почему против Полковникова не возбуждают уголовное дело? Почему не возбуждают дела против других лидеров оппозиции в Запорожье? Ответ понятен.

-Какие у партии «УДАР» шансы в Запорожье?

— На этот вопрос должны ответить запорожцы, а не я. Нам хочется иметь самый лучший результат. Нам хочется, чтобы нас поддержали, потому что мы искренне верим в то, что мы делаем – это нужно для Запорожья, для страны. Но наш результат будет зависеть от запорожцев. Сегодня люди уже не верят ни власти, ни оппозиции. Если  мы сумеем убедить людей, если они поверят нам,  у нас будет  хороший результат.

— Вадим Викторович, вы будете баллотироваться по 82-му округу, а это и Пологи, где вас никто не знает… Знаете ли вы о проблемах Полог?

-Ну, нельзя сказать, что меня в Пологах никто не знает. Я просто не в зоне вашего интереса. Понимаете, мы не будем раздавать в Пологах гречку, компьютеры и все такое…

— Там уже Дудка  на каждой странице районных газет раздает подарки…

— Знаете, мне хотелось, чтобы у меня был сильный соперник.  Выиграть у Дудки – это проза.  Я хотел, чтобы  пошел Пеклушенко. Тогда и победа престижнее. Я с Дудкой абсолютно в нормальных отношениях. Он не вызывает у меня какой-то антипатии. С ним можно поговорить о жизни. Его знают, как зам. губернатора. То, что он раздает подарки, это неплохо. Плохо, что этим они занимаются за три дня до выборов. Если человек мотается  по району и раздает гречку, то это не означает, что за него проголосуют. Есть жизнь, которая предшествовала этому. Как человек вел себя все это время. Сегодня выборы и ты начинаешь что-то делать, а до этого, занимая должность, ничего не делал для людей.

Мы хотим, чтобы в Пологах была честная, не коррумпированная власть. Власть, которая думает о том, чтобы все дети были устроены в детские садики. Чтобы не осталось  ни одного села, в котором бы не было  воды и света. Чтобы все Дома культуры были отремонтированы. Чтобы дороги были хорошие. Чтобы человек, придя в суд, не думал, сколько надо дать денег, чтобы судья судил по закону.

Мы будем помогать бизнесу больше заработать денег и больше заплатить налогов. Мы будем смотреть, чтобы работник милиции, суда или прокуратуры не думал о том, где ему достать черепицу на дом, который он строит на берегу Днепра, а думал только о том, как стоять на страже закона. Мы хотим, чтобы человек в больнице получал своевременную, квалифицированную помощь, а не зависел от, того, сколько он принес врачу.  Мы хотим, чтобы люди жили в нормальной, цивилизованной стране.  Это можно сделать даже в отдельно взятых Пологах.

 Нельзя сказать, что меня в Пологах не знают. Давайте  проведем социсследование —  у меня с Дудкой будут где-то одинаковые результаты. Не по узнаваемости, а за кого бы проголосовали. Если человека знают, то это не значит, что за него будут голосовать. Есть такое понятие как антирейтинг. Многие знают Сухого, Пеклушенко, Карташова. Мы проводили социсследование по Вольнянскому району. Ставился вопрос: «За кого бы вы никогда не проголосовали?» У них антирейтинг больше, чем рейтинг. Например, у Карташова антирейтинг по Вольнянску  17 процентов. То есть за этого человека 17 процентов никогда бы не проголосовали.

В 2005 году, когда я был главой Вольнянской райгосадминистрации, зима, минус 30 градусов,  сугробы, а Вольнянск был вычищен, как европейская столица. Дети сидели в школах в рубашках.  А у нас же проблемы были. Я  принял район,  задолженность по газу была с полмиллиона.

Если думать на государственной должности не о себе, а о том, чтобы не было стыдно выйти на улицу, к людям, все будет в порядке. Даже в нашей Украине с раздолбанной, разорванной экономикой.

Записал Глеб ДЕМИДОВ, «Хроники и комментарии» (фото автора)

 

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: