Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

Письмо на Памир. Гулмамадову  Наврузмамаду   Гулмамадовичу,  кишлак  Бодом     Горно-Бадахшанской   автономной  области Республики Таджикистан

Posted by operkor на 13 марта, 2018

Памир народ


Здравствуй,  дорогой  друг!   Очень  рад,  что  после  годичного  перерыва   в  наших  виртуальных  отношениях,  мы  снова  имеем  возможность   вспоминать  наше  далекое  прошлое,  поздравлять  друг  друга  с  памятными  датами,  делиться  своими  радостями  и  печалями.  Конечно,  очень  жаль,  что  мы  целый  год  потеряли,  не  имея  связи  через  интернет.

По  большому  счету  виноват  в  этом  я.  Просто,  Навруз,  я  не  очень  разбираюсь  в  компьютерных  тонкостях.   И  когда  в  Украине  заблокировали   социальную  сеть   «одноклассники»,  которая  была  основным  связующим  звеном  между  нами,  я  не  смог  найти  способ  выйти  на  тебя.

Тем  более,  что  и  ты,  я  знаю,  не  дружишь  с  компьютером.  Но,  слава  Богу,  все  эти  неприятности  уже  позади.  И  помог  их  преодолеть  твой  родной  внук  Муслим – очень  эрудированный  и  большой  знаток  интернета.  Это  он  нашел  меня  в  «фэйсбуке»,  пользователем  которого  я  теперь  являюсь,  и  сообщил,  что  ты  спрашивал  его  обо  мне,  переживает,  не  случилось  ли  что  со  мной.  Одним  словом,  Навруз,  большое  спасибо  твоему  внуку.  Теперь  мы  уже  не  потеряем  друг  друга,     коль  у  нас  есть  такая  надежная  техническая  поддержка.

 Сегодня,  дорогой  друг,  мы  с  тобой  уже перешагнули рубеж своего  восьмидесятилетия.   То  есть,  мы  с  тобой  уже  стопроцентные  старики.  И,  естественно,  память  уже  не  та,  наверное,  уже  что-то    стерлось из нее.  Но  ведь  старческая  память  характеризуется  тем,  что  человек  может  забыть  то,  что  было  недавно,  и  прекрасно  помнит  свои  детские  и  юношеские  годы.

Так  что  шанс  для  воспоминаний   у  нас  пока  остается.  Не  знаю,  запомнилась  ли  тебе  первая  наша  встреча   в  августе  1957  года.  В  ущелье,  у  подножия  кишлака  Бодом,  куда  я  был  направлен  как  преподаватель  русского  языка.

С правнучкой Гулей

Скорее  всего,  нет,  потому  что  это  для  тебя,  жителя  гор,    та  обстановка  была  привычной,  родной.  Ты  не  переживал  того  нервного  стресса  и  даже  шока,  который  пережил  тогда  я,  оказавшись один  на  один среди  пустынных  высоких   гор,  среди  людей  с  незнакомым  мне  языком  и  укладом  жизни.  Наверное,  поэтому  та  встреча  осталась  и  по  сей  день  в  моей  памяти,  как  самое  яркое,  незабываемое  впечатление  моей  начинающейся  самостоятельной  взрослой  жизни.

      Не  забыть  мне  и  то  удручающее  впечатление,  которое  осталось  у  меня  от  общего  вида  кишлака  Бодом,  когда  впервые  более  60 –ти  лет  я  увидел  его.   Жуткая  бедность,  нищета  кругом.  Жилища   горцев  трудно  было  назвать  жилищами.  Скорее  всего,  они  напоминали  собой   каменные  шалаши  без  окон,  без  всякой  мебели,  обмазанные  внутри  глиной.  Отапливались  они  по — черному.  Было  и  сожаление,  и  разочарование  за  свой  необдуманный  поступок   приехать  на  Памир.  Но  благодаря  тебе,  Навруз,  нашим  установившимся  дружеским  отношениям,  я  смирился  с  этим.

Тебе  в  то  время  было  девятнадцать  с  половиной  лет,  но  ты  был  уже  достаточно  мудрым  человеком.  С  тобою  в  кишлаке  считалась  не  только  молодежь,  но  и  люди  старших  возрастов   и  даже  старики.  Не  зря  же  в  знак  особого  уважения   тебя  тогда,  я  помню,  называли  Наврузбеком.  Короче  говоря,  ты  был  тогда  для  меня  всем:  и  переводчиком,  и  экскурсоводом,  и  советником,  и,  конечно  же,  настоящим  другом.  Именно  ты  помог  мне  открыть   и  полюбить  суровую  красоту   твоего  горного  края,  узнать  лучше  горцев,  их  широкую  открытую    навстречу  людям  душу.  За  что  я  тебе  бесконечно  благодарен.

Памир кишлак Бодом

Памир кишлак Бодом

     Обо  всем  этом  мы  уже  вспоминали.  В  газете   «Хроники  и  комментарии»,  которую  на  Памире  уже  знают,  были  мои  публикации  по  этому  поводу.  Так  что  нет  смысла  повторяться.  А  вот  о  том,  как  мы  с  тобой,  Навруз,  уходили  в  армию,  как там проходила наша  служба,  припомнить,  наверное,  стоит.

Сначала,  по-моему,  повестку  о  призыве  меня  в  армию  получил  я.   А  вслед  за  этим  такая  же  повестка  из  военкомата  пришла  и  тебе.  И  мы  активно  начали  готовиться.   У  горцев  не  было  денег,  чтобы  покупать  спиртное,  а  я  как  раз  получил  зарплату.  Закупил  ящик  спирта  питьевого  96-ти  градусного.  А  это полулитровых   бутылок  18  или 20.  А  где  брать  закуску?   У  горцев  денег  не  было,  еда  самая  примитивная –  мучная  похлебка  типа   русской  затирухи  и  чай  без  сахара.

Но  тут  особый  случай,  поэтому  твои  родители  решили  зарезать  барана.  Я,  думаю,  ты  не  забыл,  как  мы  за  этим  бараном  ходили  на  высокогорное  пастбище,  где  ты  познакомил  меня  со  своей  мамой,  которая  угостила  нас  свежими  лепешками  с  маслом  и  хорошим  чаем. Проводы  наши  в  армию  были  немноголюдными.  Собрались  учителя,  твои  родные,  твои  товарищи.  Спирт  выпили,  барана  съели,   и  мы  с  тобой  отправились  в  областной  военкомат,  в  Хорог.

Бодом. Школа сегодня

От  Хорога   до  города  Ош  (Киргизия)   призывников  везли  на  трех  грузовых  машинах.  А  это, по – моему,  более  700  километров.  Кажется,  суток  трое  ехали,  пересекли  три горных перевала.  В  Оше  нас  встретили  представители   воинских  частей, в  основном  сержанты  срочной  службы.  Всех  распределили   по  товарным  вагонам  и  недели  две  везли  к  месту  назначения – в  город  Ейск  Краснодарского  края,  в  артиллерийский  полк.  Там  призывники,  в  том  числе  и  мы  с  тобой,  в  течение  двух  месяцев были  в  карантине, проходили  курс  молодого  бойца, нас  готовили  к  принятию  присяги.  Вспоминается  такой  эпизод,  к  которому  мы  оба  имели  отношение.

        Вся  команда  карантина,  а  это  было  несколько  десятков  новобранцев,  размещалась  в  старом   помещении,  где  стояли  койки  двухъярусные.   Отопление  было  печное,  углем.  Командовал  карантином  сверхсрочник   по  фамилии  Локать.  Человек  малограмотный,  вечно  под  хмельком,  любил  читать  новобранцам  нотации.  Как – часов  в  пять  вечера  он  построил  всех  нас  и  начал  поучать  как  надо  служить.  Новобранцы  стояли  в  два  ряда.  Я  в  первом  ряду,  а  ты  во  втором,  за  моей  спиной.  Локоть  настолько  увлекся  нотациями,  что  пошатнулся  и  чуть  не  упал.  Это  вызывало  у  нас  смех.  Но  мы  старались  сдерживать  его,  чтобы  не  разозлить  пьяного  Локтя.

Кто-то  из  второго  ряда  не  выдержал,  прыснул  негромко  от  смеха.  Не  выдержали  и  еще  несколько  человек,  засмеялись.  Локоть  сразу  отрезвел,  указал  пальцем  на  меня,  тебя  и   еще  одного  новобранца.  А  остальным  велел  разойтись.  Ну,  а  нам  троим  пришлось  всю  ночь  драить  солдатский  клуб,  затоптанный  грязью.  НЕ  знаю,  помнишь  ли  ты  это,  но  такое  было.    Через  два  месяца  карантин  закончился,   и  дороги  наши  разошлись.  Меня  направили  в  сержантскую  школу,  а  ты  оставался  в  полку.   Больше  мы  не  виделись   и  ничего  не  знали  о  судьбе  друг  друга.

Встреча Нового года. Рядом с Наврузом — Муслим

       И  лишь  три  года  назад,  благодаря  интернету  и  республиканской   газете  Таджикистана  «Азия  плюс»  удалось  разыскать  тебя  и  установить  связь.  За  это  время  я  узнал  много  интересного  о  тебе  и  о  твоей  семье,  о  твоих  замечательных  делах.  Узнал  многое  о  кишлаке  Бодом,  где  ты  и  теперь  живешь,  и  который  сейчас  выглядит  как  современный  поселок  городского  типа,  где  имеются  все  признаки  нынешней  цивилизации.  Сделано  там  за  эти  десятилетия  действительно  много.

И  ты,  дорогой  мой  друг  Навруз,  был  и  остаешься  там   самым  главным,  самым  авторитетным  человеком. Во  всех  отношениях. В  том  числе  и  как  глава  большого  семейства.  Со  своей  супругой  Валамат  вы  вырастили  и  воспитали  девять  детей,  у  вас  15  внуков  и  несколько  правнуков.  Очень  убедительно  об  этом  рассказали  мне  в  своих  интервью  твои  земляки,  мои  новые  друзья.   жители  Бодома   — Али  Ширин  и  Навруз  Мамадер.  Об  этом  были  публикации  в  «Хрониках  и  комментариях».

Памир народ     Заканчивая  свое  письмо,  хочу  еще  раз  поблагодарить  твоего  внука  Муслима  за  то,  что  он  помог  установить потерянную   связь   между  нами.  А  к  тебе,  Навруз,  просьба:  напиши  как  поживаешь  ты,  как  твое  здоровье,  чем  занимаешься  в  кишлаке.   Может  у  тебя  есть  какие-то  вопросы  ко  мне.  Я  понимаю,  сам  написать  это  ты  не  сможешь.  Ты  расскажи  об  этом  Муслиму,  а  он это оформит  и  передаст  мне  в  «фэйсбук».  Обнимаю  и  будь  здоров. Привет  супруге  Валамат  и  всем  твоим  родным.

Николай  Зубашенко,  Запорожье.

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: